А у нас дорогой газ, или Как подорожание скажется на аграрной отрасли

Холодает, всем хочется тепла. Вопрос цен на газ актуален как никогда. Тем более, что эти цены начали безудержно расти. Latifundist.com разбирался в ситуации на рынке, в чем причины подорожания газа, как это отразится на украинских агрокомпаниях, а также какая ситуация в Европе.

16 сентября цена за 1000 кубометров газа на бирже ICE Futures составила $970, установив рекорд. Далее последовало незначительное снижение. На утро 21 сентября цена составила $871. Но, здесь нужно учитывать тот факт, что обычно цена в таком периоде колебалась в пределах $150-300. Ценовое ралли мы видим на графике ниже.

Ситуация в украинском АПК

Рост цен на газ не проходит бесследно для Украины. С начала осени этого года на торгах на Украинской энергетической бирже цена природного газа уже побила несколько абсолютных рекордов за всю историю. Как сообщал Elevatorist.com, 16 сентября цены на газ на элеваторах в разных регионах Украины, по данным участников рынка, ­­очень отличались — от 19-20 тыс. за тысячу кубометров до 28 тыс. грн.

«Цена на природный газ с начала года выросла практически в три раза. Напрямую это не сильно повлияет на себестоимость продукции. В большинстве случаев он используется для сушки и занимает не значительную удельную часть. Исключение составят только агропредприятия, которые занимаются производством сахара, переработкой сои и подсолнечника. Здесь стоимость природного газ составляет до 50% себестоимости конечного продукта. С другой стороны, газ — это до 80% стоимости азотных удобрений. А это уже существенная статья затрат агропредприятий. Также надо учитывать, что рекордные цены на природный газ влияют на ритмичность заводов по производству удобрений. Это в дальнейшем может спровоцировать срыв посевной кампании, если откладывать закупки. К позитиву можно отнести только, что в этом году наблюдаются рекордные значения на всех сырьевых рынках. Где больше, где меньше. Поэтому, уверен, что большинство агропредприятий закончат сезон с прибылью». — Роман Кравец, руководитель направления LNZ Energo компании LNZ Group

В LNZ Group газ используют для сушки зерна на элеваторах. Вопрос поиска альтернативных источников пока не поднимают. Компания активно развивает направление торговли природным газом и электроэнергией. Именно на эти направления припадают основные объемы, которые в десятки раз превышают собственное потребление.

А у нас дорогой газ, или Как подорожание скажется на аграрной отрасли

В компании МХП уверены, что решение для Украины есть, учитывая ее существенный аграрный и биоэнергетический потенциал. Наша страна имеет самую большую в Европе площадь сельскохозяйственных угодий и, соответственно, один из лучших в мире потенциалов аграрного сырья для производства биогаза и биометана.

«Использование возобновляемых источников энергии — одна из приоритетных задач для МХП. В целом, процесс «зеленой» трансформации компании — это задача не одного дня и даже не одного года. Ситуация с ценами на энергетические ресурсы стимулирует нас быстрее внедрять мероприятия по энергоэффективности и проекты «зеленой» энергетики». — Александр Домбровский, президент компании «МХП Эко Энерджи»

МХП с 2013 г. эксплуатирует биогазовый комплекс «Орель-Лидер» в Днепропетровской области. В 2019 г. холдинг ввел в эксплуатацию первую очередь биогазового комплекса «Биогаз Ладыжин» с установленной энергетической мощностью 12 МВт. На сегодня это крупнейший биогазовый комплекс по переработке органических отходов от цыплят-бройлеров в Европе.

А у нас дорогой газ, или Как подорожание скажется на аграрной отрасли

«С одной стороны, переход на альтернативные источники — это не быстрый процесс и для сложного производства может занимать больше года. С другой — цена угля тоже бьет все рекорды, как и уровень дефицита. Поэтому, аграрии активно закупают уголь или другие источники энергии, если уже произвели реконструкцию в прошлых периодах. При этом, у них экономика использования угля должна быть лучше, чем использование газа». — Роман Кравец, руководитель направления LNZ Energo компании LNZ Group

Александр Домбровский считает, что использование биогаза для производства электрической и тепловой энергии позволяет заменить собой ископаемые энергоносители, в том числе природный газ, цена на который стремительно растет. Тепловая энергия с биогазовых комплексов используется в производственных процессах МХП, что чрезвычайно актуально не только с точки зрения декарбонизации бизнеса, но и в данных условиях конъюнктуры энергетических рынков.

«Также компания МХП имеет существенный потенциал производства биометана, который является полным «зеленым» аналогом природного газа. На существующих мощностях биогазовых комплексов возможно производство около 40 млн м3 биометана в год. А на основе органических отходов компании, объемы могут составить около 100 млн м/год. На основе органических отходов с интеграцией «зеленого» водорода — 150 млн м3/год». — Александр Домбровский, президент компании «МХП Эко Энерджи»

Компания заинтересована в снижении потребления энергетических ресурсов еще и для повышения конкурентоспособности своей продукции.

Но производители удобрений настроены не так оптимистично.

Тот же «Одесский припортовый завод» (ОПЗ) приостановил свою работу, поскольку техническое состояние завода худшее за последние годы. А вторая причина остановки — высокие цены на газ. Заместитель директора предприятия Николай Щуриков акцентировал, что на сегодняшний день производство карбамида нерентабельно из-за высокой цены газа и низких цен на карбамид и аммиак. По его мнению, причина остановки завода — умышленные и системные манипуляции с конкурсами по отбору давальца.

А у нас дорогой газ, или Как подорожание скажется на аграрной отрасли

Он считает, что при правильном и в сроки проведенном конкурсе можно было провести переговоры о закупке природного газа по выгодной цене до конца года. А для выхода из этой ситуации необходимо сменить руководство предприятия и начать капитальный ремонт на агрегатах, от которых зависит производственный процесс. Кроме того, Николай Щуриков считает, что в ноябре ожидается снижение цены на газ, и завод должен быть готов к запуску.

«По результатам последнего, явно подтасованного, не прозрачного конкурса была отобрана сингапурская компания «Дачекс» ((Dachex Shipping Pte. Ltd прим. ред.) со стопроцентными российскими учредителями и капиталом. Договор с этой компанией так и не оформлен». — Николай Щуриков, заместитель директора компании «Одесский припортовый завод (ОПЗ)»

Природный газ — это незаменимое сырье для производства удобрений. Из него производят аммиак, необходимый компонент для производства селитры, карбамида, КАСа, нитроаммофоски, аммофоса и других удобрений.

«Если дорожает газ, то автоматически растет цена абсолютно на все удобрения. Мы, производители, попадаем в определенную ловушку. Потому что аграрий не готов платить такие деньги за удобрения. Это для него нерентабельно. Уже сегодня цена выросла на 40%» — Виталий Попов, собственник компании «УТК ХимАльянс»

Он также не исключает, что с октября и другие украинские заводы-производители удобрений либо существенно снизят выработку до минимальной, либо будут полностью останавливать производство. Так как рост цен сдержать не удастся — газ занимает более 50% себестоимости удобрений. Также в ближайшей перспективе нереально и найти альтернативу. До реализации наработок по «зеленому» аммиаку Украине еще лет 10.

«Стабилизации цен в октябре не будет. Так как нет стабильности в стране. У нас постоянный, часто необоснованный рост цен на азотные и фосфорные удобрения». — Сергей Рубан, директор по маркетингу компании «Украинские минеральные удобрения (UMF)»

Олег Арестархов, директор по корпоративным коммуникациям Group DF, говорит, что газ — это примерно 70-80% себестоимости азотных удобрений, поэтому естественно, что рост цены бьет по маржинальности азотного бизнеса.

«Сейчас  ключевой приоритет для всех трех заводов Ostchem, которые производят удобрения — 100% выполнение заключенных контрактов на поставку удобрений. И эти контракты будут выполнены». — Олег Арестархов, директор по корпоративным коммуникациям Group DF

Этот кризис, по мнению специалиста, изменит архитектуру рынка: увеличится число фермеров, которые будут покупать удобрения заблаговременно, в низкий сезон, а не на споте.

Что получилось сейчас? Те фермеры, которые привыкли покупать удобрения на споте, столкнулись с высокими ценами на удобрения. А те, кто покупал заранее — в мае или июне — выиграли. Агропроизводители уже сделали свои выводы. Главный вывод — прост: готовь сани летом.

«Такой подход выгоден не только аграриям, но и производителям. В частности, для Group DF модель, при которой покупка удобрений производятся  более равномерно в течении года, конечно же более приемлема, потому что это более равномерный cash flow. Это win-win cитуация: выигрывает и аграрий, который получает более стабильный и более прогнозируемый бизнес, и хорошую цену на удобрения; выигрывают и заводы-производители, которые стремятся более равномерно нагружать свои мощности в течении года», — заметил Олег Арестарховдиректор по корпоративным коммуникациям компании Group DF.

И еще одно последствие кризиса — увеличится количество аграриев, которые будут больше использовать банковские займы для покупки удобрений. Кредиты будут пользоваться спросом в низкий сезон под покупку удобрений по более выгодным ценам.

«Этот кризис с растущими ценами на газ, удобрения, ГСМ может подстегнуть развитие в Украине финансовых рынков производных/деривативов. Это производные на энергоносители, на ГСМ, на удобрения и т. д. и т. п. Это то, что даст стабильность бизнесу. Эти инструменты в мире уже давно изобретены, если через какое-то время эти рынки будут запущены, они могут сделать агробизнес в стране более надежным, более прогнозируемым и более стабильным», — сообщил Олег Арестархов.

Плохо скажется рост цен на газ и на сахарной промышленности.

Генеральный директор «Галс Агро» Сергей Кравчук отметил, что для двух сахарных заводов компании будут покупать газ по той цене, которая есть на рынке. Другого выхода нет. Конечно, это прямо пропорционально повлияет на конечную цену на сахар. Он также отметил, что в последние годы цена на газ равна цене на сахар.

А у нас дорогой газ, или Как подорожание скажется на аграрной отрасли
Уборка сахарной свеклы

Коммерческий директор одного из крупных сахарных заводов Украины сказал, что такое повышение цены на газ — убийственно для отрасли. Потому что цена 24-25 тыс. грн за 1000 м3  газа повлечет за собой серьезные кассовые разрывы и проблемы с себестоимостью. Ведь 60-70% в себестоимости продукта — это энергетическая составляющая. И, несмотря на то, что завод законтрактовал газ наперед, компания-поставщик отказывается от контракта и продает газ по новой, уже намного высшей, цене.

По словам Александра Коротынского, директора «Научно-практического центра свеклосахарного производства», значительная часть сахарных заводов, зная, что голубое топливо дешевле летом, смогла закупить некоторые объемы по относительно «низким ценам» (для сравнения, стоимость газа на различных торговых площадках приведена в графике ниже).

В то же время такая сделка вымывает оборотные средства предприятий или требует дополнительного кредитования бизнеса. Специалисты «Научно-практического центра свеклосахарного производства» оценивают, что объем газа, закупленного заранее — не более 15% от общей потребности сахарных заводов. Поэтому говорить, что эти запасы будут значительно влиять на стоимость переработки сахарной свеклы и себестоимость сахара в сезоне 2021, нецелесообразно.

А у нас дорогой газ, или Как подорожание скажется на аграрной отрасли
Александрийский сахарный завод (2016)

«Только рост цены на газ увеличит себестоимость производства сахара по сравнению с прошлым годом более чем на 30%. В более длительном промежутке времени, а это посевная 2022 года, мы увидим значительное увеличение цены на минеральные удобрения, металлопрокат, строительные материалы и другие, что в конечном счете будет следующим инфляционным витком и снова ляжет на себестоимость выращивания сахарной свеклы и производство сахара». — Александр Коротынский, директор «Научно-практического центра свеклосахарного производства».

Несколько в лучшем экономическом положении сейчас находятся предприятия, работающие на угле (хотя стоимость угля также повысилась) или других альтернативных видах топлива (торф и др.). При такой цене газа от банкротства предприятия спасает только глубокая модернизация, которую они провели за последний период времени (начиная с «газового» кризиса 2008 года).

«Еще десять лет назад нормой потребления голубого топлива было 35-40 мна 1 т переработки сахарной свеклы, сейчас этот показатель составляет 25-30 м3Головной боли переработчикам в этом году добавляет и довольно низкая сахаристость свеклы, а это требует дополнительного количества топлива при переработке (необходимо будет переработать больше сырья, чтобы получить 1 т сахара)». — Александр Коротынский, директор «Научно-практического центра свеклосахарного производства».

Причины повышения цен на газ

Что же спровоцировало такой резкий скачок цен? Причин аналитики выделяют несколько, давайте проанализируем основные.

1. Сокращение поставок российского газа в Европу. 

Россия в последние месяцы поставляла в Европу меньше газа, чем обычно. Во-первых, страна готовится к холодной зиме и заполняет собственные хранилища. Во-вторых, 5 августа на газовом заводе в Новом Уренгое случилась авария. Поэтому «Газпром» перестал пополнять подземные газохранилища, которые он арендует у Европы (они находятся в Германии), и сократил поставки по маршруту через Беларусь и Польшу. А также отказался от резервирования транзитных мощностей через Украину. Кроме того, Россия останавливала мощности «Северного потока – 1» на профилактику. Это может быть и манипуляцией со стороны «Газпрома», чтобы ускорить запуск «Северного потока – 2», предполагает Леонид Униговский, генеральный директор «Нефтегазстройинформатика». Также аналитики считают, что кризис в Европе, связанный с дефицитом газа, может ослабнуть, когда начнется прокачка газа по газопроводу «Северный поток — 2».

2. Восточный спрос

Спрос превысил предложение. А погодные факторы его усилили. Экономика по всему миру начала восстанавливаться после пандемии. За первые полгода 2021 г. страны Азии импортировали на 22 млрд кубометров газа больше, чем за тот же период в 2020 г. А по данным аналитической компании, импорт газа в Европе наоборот снизился на 16 млрд кубометров.

К тому же еще в мае текущего года, по данным Bloomberg, власти Китая запретили своим компаниям закупать газ у Австралии на фоне ухудшения отношений между двумя странами. До этого Поднебесная закупала более 40% необходимого стране сжиженного газа именно у Австралии. Соответственно, Китаю все же где-то нужно было купить необходимый ресурс, а трейдерам было выгодно продать газ в Азию. Так как предложенная цена там была выше.

Теперь же Европе негде купить газ. Еще 16 сентября два британских завода по производству удобрений прекратили работу из-за газового кризиса.

А у нас дорогой газ, или Как подорожание скажется на аграрной отрасли
Газовый кризис

Но уже в скором времени ситуация может измениться.

«Поскольку спрос в Азии достигает пика летом, осенью он начнет снижаться, поэтому, наконец, Европа может привлечь какую-то часть спотовых поставок СПГ, и это может дать Европе передышку в октябре. И если у нас будет очень теплый октябрь, мы сможем продолжать закачивать газ в хранилища», — отмечает Рональд Смит, старший аналитик нефтегазового рынка из московской компании BCS Global Markets.

3. Истощение запасов из-за погодных условий

Прошлая зима была холодной, а лето — жарким. Хранение ведь играет ключевую роль в ценообразовании: низкие объемы хранения в настоящее время являются движущей силой высоких темпов закачки газа в Европе, в то время как их низкие уровни заполнения поддерживают высокие цены. До перехода от закачки к отбору из подземных хранилищ остается около месяца, а уровень запасов едва перевалил за 70%. На утро 14 сентября резервы составляли 71,73%, что на 15,8 процентных пункта ниже среднего уровня за последние пять лет.

4. Декарбонизация, или Отказ от угля

Цены на уголь и газ очень взаимосвязаны, но в этот раз большее влияние все-таки оказывает крупнейший газовый хаб Европы — нидерландский TTF. ​​Также европейские предприятия пытаются постепенно отказаться от угля. Квота на выброс СО2  в ЕС сейчас составляет около €60/т.

Итак, о радужных перспективах пока говорить не приходится, но то ли еще будет. Всем тепла и стабильных рынков!

София Ярошенко