Фактор коронавируса. Пик потребления нефти

Одним из популярных направлений энергетического прогнозирования является определение срока наступления «пика» (максимума) потребления нефти, верхней точки, пройдя которую потребление расти больше не будет, а станет, напротив, снижаться. Снижаться сразу после прохождения этой точки или со временем, после периода пребывания примерно на одном уровне — «на плато».

Большинство энергетических прогнозов говорит о достижении пика нефти в 2030-х годах. Например, в центральном сценарии BP Energy Outlook-2019 максимум потребления этого сырья ожидается примерно в 2035 году на уровне ~110 млн баррелей в день (в 2019 году ~100 млн баррелей в день). Самый смелый, насколько я знаю, прогноз выдала DNV GL, ожидающая пик нефти уже в 2022 году.

Почему потребление нефти должно начать снижаться?

Посмотрим на нынешнюю структуру спроса:

Фактор коронавируса. Пик потребления нефти

Как мы видим, в соответствии с последним статистическим отчётом МЭА (Key World Energy Statistics 2019), на транспорт приходится почти 65% глобального потребления нефти.

Как мы знаем, в мире ведётся активная работа, направленная на снижение выбросов парниковых газов в транспортном секторе, развитие альтернативных «технологий мобильности», низкоуглеродных видов топлива.

Предполагается, что распространение новых транспортных технологий и повышение топливной эффективности традиционных двигателей приведут, рано или поздно, к прекращению роста потребления нефти, а затем к его снижению.

Темп изменения потребления нефти зависит от множества факторов, не только технологических, но и поведенческих, которые, разумеется, во многих случаях также обусловлены технологиями. Простой пример: постепенный выход из моды неэффективных, потребляющих массу горючего автомобилей, учёт потребителями топливной эффективности и экологических характеристик машин.

По мнению стэндфордского экономиста Тони Себа (Tony Seba), главная угроза для традиционного автомобильного и нефтяного рынков исходит не от электромобилей как таковых. Основную роль в разрушении спроса на нефть будет играть изменение деловых и поведенческих моделей в транспортном секторе, а именно быстрое распространение практик совместного пользования (электрическими автономными автомобилями).

Краткосрочное влияние нынешней пандемии, вызванной коронавирусом (COVID-19), на мировое потребление нефти очевидно. По итогам текущего года будет зафиксировано снижение объёмов потребления по сравнению с 2019 годом. Это утверждается, например, в вышедшем в начале марта докладе Международного энергетического агентства (МЭА) «Нефть 2020». Агентство считает, что данное падение будет кратковременным, и в последующие годы (до 2025 г — горизонт указанного доклада) спрос на нефть будет расти, хоть и невысокими темпами, и уже в 2021 году рост компенсирует падение текущего года.

Однако продолжение пандемии порождает новые вопросы. Не окажется ли деформация спроса, более глубокой и долгосрочной, чем это представлялось МЭА в начале марта? Не явится ли нынешний кризис коронавируса пусковым механизмом, меняющим поведенческие, потребительские шаблоны, влияющие на объёмы спроса?

Потребление нефти сегодня падает по причине снижения объёмов пассажиро- и грузоперевозок. Когда массовый туризм вернётся к докризисному уровню? Или напуганные вирусом и обедневшие бывшие путешественники будут ещё долго жаться ближе к родной почве? Когда восстановится объём деловых командировок? Или стандартами для коммивояжёров станут другие способы контактов (Skype и пр.)? Нет сомнений, что практики удалённой работы будут всё чаще использоваться предпринимателями в целях оптимизации издержек. В общем-то уже давно было ясно, что дорога в офис – это, во многих случаях, бессмысленная трата временных и материальных ресурсов.

Учтём также, что активы многих жителей земли в результате нынешнего кризиса, как сегодня говорят, «обнулились». Число землян, планирующих в ближайшее время поход в автосалоны, очевидно, сократилось (напомню, продажи автомобилей с ДВС падают в мире ещё с 2018 года). Это дополнительный фактор, играющий против восстановления спроса на нефть.

Таким образом, с одной стороны, действует ряд факторов, которые могут сдерживать рост потребления нефти в кратко- и даже среднесрочной перспективах.

С другой стороны, пакеты стимулов, антикризисных мер, планируемых государствами, будут способствовать возвращению экономики в прежнее русло и восстановлению спроса.

Неизвестно, какая из тенденций окажется сильнее, но вероятно, «фактор коронавируса» внесёт корректировки в объемы потребления нефти не только в текущем году, но и в последующих.

Следует также напомнить, что тенденцию декарбонизации мирового транспортного сектора никто не отменял, в мире продолжается развитие новых (низкоуглеродных) транспортных технологий, «убирающих» нефть. Этим нынешний глобальный экономический кризис отличается от предыдущих, в которых потребление нефти также падало. Сегодня существуют реальные коммерческие альтернативы углеводородному топливу в ряде сегментов транспортного сектора. Кроме того, вышеупомянутые меры государственной поддержки, направленные на восстановление экономики, могут играть в пользу новых энергетических и транспортных технологий.

Всё это вместе взятое создаёт некоторую вероятность того, что мир прошёл исторический максимум потребления нефти в 2019 году. «Фактор коронавируса» будет какое-то время прижимать восстанавливающийся спрос вниз, а электромобили будут отъедать у нефтяного рынка с каждым годом всё больше и больше баррелей.

Фактор коронавируса. Пик потребления нефти

Следует отметить, даже если это действительно случится (случилось), для нефтяной отрасли наступление события не будет означает каких-то фундаментальных изменений, «провалов» на горизонте ближайших 10-15 лет. По оценке МЭА, мир стоит на пороге дефицита нефти (см. график ниже). Необходимы инвестиции в новые месторождения для удовлетворения спроса даже в случае реализации агрессивных климатических сценариев.

Фактор коронавируса. Пик потребления нефти

Действительно, фундаментальные технологические преобразования, которые могут привести к значительному и долгосрочному («навсегда») падению потребления нефти, происходят относительно медленно (по меркам человеческой жизни), даже в условиях «энергетической революции». В то же время возникший внезапно «фактор короновируса» может не просто «единовременно» убрать с рынка некоторые объёмы нефти, но и скорректировать поведение потребителей и, соответственно, объёмы долгосрочного спроса.

По материалам: https://renen.ru