Алексей Преснов. Впечатления от РЭН 2021

Алексей ПРЕСНОВСпрашиваем экспертов об их впечатлениях от Российской энергетической неделе в 2021 году.

Алексей ПРЕСНОВ,
управляющий партнер компании
“Агентство энергетического анализа”

 

 

Посмотрел несколько трансляций, в первую очередь, конечно, электроэнергетических. В целом, если сравнивать с прошлой РЭН 2019 года, которую посещал оффлайн, основные темы полностью поменялись. Там были главными очень успешный КОММод как “лестница в будущее” Степана Солженицына, символизирующая нашу стабильность в генерации до степени технологического и экономического застоя, а еще Россети  Павла Ливинского – со своими жалобами на нулевой денежный поток, идеями тотальной консолидации и всеобщей цифровизации якобы за собственный счет, но при условии реализации ряда фундаментальных регуляторных мер, позволяющих накачать доходы сетей –  дифференциации тарифа ФСК, отмены льгот при техприсе  и введении платы за сетевой резерв.

Сегодня же все это в далеком прошлом. Про КОММод вспоминают в основном лишь в контексте того, чтобы с ним такое сделать, причем радикально, чтобы встроить как-то в ESG повестку. Сети выглядели вообще на глубокой периферии – стержневая проблема, которую они озвучивали, по словам их спикера состоит в том, что они “не знают, что этим всем будем делать”, имея в виду  массовые ВИЭ и электротранспорт, генерирующие в сеть, в том числе со стороны потребления, и главное для них  заключается в том, “чтобы о них не забыли” во всем этом ESGшном хайпе. Про надоевший уже всем за 10 лет обсуждений, но так и нереализованный сетевой резерв вспоминали очень вскользь, как и об обещанной Павлом Ливинским всеобщей цифровизации, суть которой, судя по всему, трансформировалась в банальное  оприборивание, якобы за счет сетей. Про все это уже забыли, а в целом  говорили лишь о том, что “без этого нам будет сложно двигаться в энергопереход”, деньги, мол, тратим уже сейчас, а эффект то ли будет, то ли нет. Дифференциация тарифа ФСК давно почила в бозе.  На льготы при техприсе (хотя льгот там на самом деле, кроме малых потребителей и микрогенерации почти и нет) тоже особенно не напирали. Правда, разведка доносит, что Минэнерго готовит в этой части существенные изменения по принципу  “вперед в прошлое” – по крайней мере для потребителей более 15 кВт.

О том, что  ESG –  это у нас еще, прежде всего, хайп, по крайней мере для большинства игроков нашего рынка, свидетельствовали и множество других выступлений, начиная с ключевых представителей регуляторов. Пока мы, если и озабочены этой проблематикой всерьез, то не потому что осознали суть ESG повестки как магистрального пути развития экономики и энергетики, как ее части, а потому, что нас поджимают внешние обстоятельства. И именно поэтому мы, в основном, ищем не пути реального продвижения этой повестки в своей повседневной деятельности, а способы адаптировать ее под себя, под свои обстоятельства и планы, принятые и реализуемые ранее, особо ничего не меняя по существу. Это отчетливо прослеживалось во многих выступлениях самых, что ни на есть, ответственных лиц в нашей отрасли.

Встает и вопрос регулирования обращения всяческих зеленых сертификатов.  Вообще всей этой тематикой – регулированием и сертификатов, и углеродных единиц, их верификацией, координацией и всевозможной интеграцией внутри и вовне –  очевидно созревшей в последний год до стадии “пора”, как я понял, хотят и пытаются у нас заниматься почти все. Это и Минэкономразвития – в широком плане, и Минэнерго – в части энергетики, и Совет рынка – сертификатами и их обращением, не говоря уже о многочисленных эмитентах, от вчера еще никому неведомых компаний до всемогущего Сбербанка.

С точки зрения государства, наверное, это правильно. Если возникает какой-то не очень понятный рынок, его так или иначе нужно регулировать во избежание различных рисков. И в этом смысле звучавшие предостережения из уст регуляторов по поводу возможных не очень приятных последствий всех этих захлестнувших наших генераторов и потребителей модных договоров по низкоуглеродной электроэнергии, сопровождаемых сертификатами, выпускаемыми и регулируемыми какими-то иностранными компаниями и их агентами в России (можно сказать иноагентами, не к ночи помянутыми), вполне обоснованы.

Вы, мол, что-то там продаете и покупаете на миллионы долларов, а потом вас спросят, что именно, и без внятного законодательства вам будет сложно что-то ответить. Кто-то, говорят Максим Быстров из Совета рынка, упомянул даже печально известную у нас резиновую статью 159 часть 4 УК РФ о мошенничестве в особо крупных размерах. Я с ней лично сталкивался, плавал с ней почти 4 года, знаю. И у меня вопрос в этой связи – а продавать дважды ДПМные проекты ВИЭ на рынке, первый раз оплачиваемые всеми потребителями пропорционально их вкладу в общий пик нагрузки, а второй – уже по отдельным двусторонним договорам – это разве не возможный предмет рассмотрения таких сделок, в том числе и в обсуждаемых проектах по водороду, всяческих СДД на ДПМные объекты, буйно расцветших в последние месяцы, под очень специфическим углом? На мой взгляд, объективно – да. И как показывает наш российский опыт, всегда нужно иметь в виду именно объективную сторону любых действий и процессов. Потому что тот факт, что пока это даже приветствуется разным руководством и на этом ловится публичный хайп, ничего у нас не означает на перспективу. В один день все может поменяться.

Если говорить в целом, то РЭН 2021 была, как минимум, полезна в таком формате, несмотря на все обстоятельства, вроде бы препятствующие ее очному проведению и в этом году. Прежде всего потому, что тут отсвечиваются и большие события, тренды и направления развития общего порядка в энергетике страны, и малые, более узко профессиональные.  Гораздо более понятными становятся и ключевые действующие лица отрасли, их квалификация, устремления, взгляды. И это создает ту самую атмосферу открытости в отрасли в части принимаемых решений, пусть и неполную, может быть, но так или иначе, на мой взгляд, очень важную и полезную в деле сохранения рыночных основ экономики нашей страны в целом, и энергетики в частности.

По материалам: energiavita.ru