Еврокомиссия предложила стратегию выхода на уровень «нулевых выбросов» СО2 в ЕС к 2050 г.

Еврокомиссия предложила стратегию выхода на уровень «нулевых выбросов» СО2 в ЕС к 2050 г. Она представила документ с пространным названием «Чистая планета для всех. Европейский стратегический долгосрочный взгляд на процветающую, современную, конкурентоспособную и климатически нейтральную экономику». Он не является законодательной инициативой, а потому не устанавливает цели, обязательные для стран-членов. Однако в случае принятия ЕС, этот документ станет новым инструментом, в том числе для того, чтобы оказывать давление на внешних поставщиков энергоресурсов, прежде всего на Россию. Подробности — в материале журнала «Газпром»

Пикантность ситуации придает факт, что против радикальных ориентиров развития европейской энергетики от лица всей Восточной Европы всегда выступает Польша, которую сложно заподозрить в защите интересов российского энергетического экспорта.

Главным «виновником» потепления называют эмиссии парниковых газов во главе с СО2, значительная часть которых связана с использованием ископаемых источников энергии. Только вот незадача: три четверти энергии в мире обеспечивают ископаемые виды топлива, а для некоторых стран, в том числе Польши, доминирующим топливом является уголь, гораздо более грязный с точки зрения выбросов и менее эффективный, чем, например, природный газ. Но адепты климатического радикализма предпочитают грести все виды топлива под одну гребенку, что порождает глубинные противоречия между планами и реальностью.

20–20–20

По данным ООН, в прошлом году выбросы двуокиси углерода в мире снова возросли и достигли 53,5 млрд т. На Евросоюз приходится около 10% глобальной эмиссии парниковых газов. Согласно так называемому климатическому пакету «20–20–20», который был принят десять лет назад, к 2020 г. ЕС должен снизить выбросы на 20% к уровню 1990 г., довести долю возобновляемых источников энергии в финальном энергопотреблении до 20% и сократить на 20% потребление первичной энергии за счет мероприятий по энергоэффективности.

Несмотря на достаточно хитро составленные цели (например, долю возобновляемых считают в конечном потреблении энергии, которое на треть меньше, а повышение эффективности не от конкретной даты, а от некого прогноза, сделанного в 2005 г. на 2020-й), в полном объеме выполнить эти задачи странам Евросоюза не удастся. Некоторые страны, например Франция и Нидерланды, по состоянию на 2016 г. (самый свежий с готовой отчетностью) сильно отстают по доле возобновляемой энергии от установленного плана. Другие, в частности Германия и Франция, далеки от целевого показателя по сокращению выбросов. И подавляющее большинство стран очень медленно снижают потребление первичной энергии.

Есть вероятность, что даже «в среднем по больнице» цели не будут выполнены полностью. По состоянию на 2016 г. ЕС только по выбросам достиг результата, снизив их к 1990 г. на 22,4%. Доля возобновляемых в финальном потреблении составила 17%. При этом ровно половина этого объема не какие-то там новые технологии, а старые добрые дрова. По снижению потребления вообще интересно. Оно действительно снижалось после кризиса 2008 г., но с 2014 г., когда резко снизились цены на углеводороды, вновь начало расти.

Некоторое время назад в Евросоюзе с боями принимали новые обязывающие цели на 2030 г.: сокращение выбросов на 40% (от 1990 г.), доля возобновляемых – 27%, повышение энергоэффективности — на 27%. По расчетам ЕК, это потребует 760 млрд евро инвестиций (в среднем 38 млрд в год в период 2011–2030 гг.). Цифры затрат, по-видимому, были весьма занижены, поскольку только Германия субсидирует свои возобновляемые источники энергии на 20 млрд евро в год и все равно не выполняет текущие обязательства.

Ненаучная фантастика

И вот теперь европейцам предложено подумать и свыкнуться с мыслью о том, что нужно стремиться к «нулевому выбросу» к 2050 г. Для этого долю возобновляемых нужно довести до 70%. Доля ископаемых источников энергии должна быть около 15%, а их выбросы «отловлены» и «захоронены» в специальных хранилищах для СО2. Само новое стратегическое видение базируется на восьми сценариях развития экономики и энергетики, пять из которых предполагают снижение выбросов на 80%, один, объединяющий их, – до 90%, и два предполагают сокращение выброса парниковых газов до нуля за счет технологий по поглощению СО2 или изменения предпочтений потребителей в пользу использования энергии «с меньшим содержанием углерода».

Нарисованное будущее по форме и содержанию не только похоже на произведения фантастов. Всем ясно, что без экономически разумного решения вопроса с хранением электроэнергии и ее передачей без серьезных потерь на большие расстояния дальнейший рост доли ветряной и солнечной энергии в энергобалансе представляет прямую угрозу стабильности энергоснабжения. Кроме того, это будущее очень дорогостоящее даже для относительно богатого Евросоюза, что признается в самом документе.

Реализация самого радикального сценария потребует инвестиций в перестройку энергосистемы ЕС в размере 290 млрд евро в год в течение 34 лет, или около 10 трлн евро. Конечно, большую часть Еврокомиссия рассчитывает возложить на частный бизнес и домохозяйства, остальное – за счет вложений из бюджета ЕС. В частности, ЕК хочет увеличить расходы общеевропейской казны на климатическую повестку с 20% (около 200 млрд евро в год в текущем бюджетном периоде) до 25% в следующей финансовой шестилетке (2021–2026 гг.). Если разложить эти вложения на стоимость единицы энергии, которую будет использовать Евросоюз, то тонна нефтяного эквивалента будет обходиться в среднем на 200 евро дороже. При нынешней конъюнктуре это в 1,5 раза больше цены нефти и в 1,8-2 раза дороже импортного природного газа.

Ключевым аргументом ЕК в пользу таких дополнительных трат, если отбросить лирику о сохранении климата планеты и ведущей роли Евросоюза в этом вопросе (разговоры об этом бессмысленны, пока для большинства развивающихся экономик основным источником энергии остается уголь, а несколько миллиардов людей лишены возможности пользоваться электричеством), является «экономия» на импорте энергоресурсов. В документе прямо говорится: «Зависимость Европы от энергетического импорта, в частности от импорта нефти и газа, которая сегодня составляет около 55%, упадет в 2050 г. до 20%. Это окажет позитивное воздействие на торговлю и геополитическое положение ЕС, так как приведет к резкому снижению расходов на импорт ископаемых видов топлива (в настоящий момент 266 млрд евро) и падению объемов импорта на 70% в некоторых сценариях. Кумулятивная экономия от пониженного счета за импорт составит 2–3 трлн евро в 2031–2050 гг., высвобождая ресурсы для дальнейших потенциальных инвестиций в модернизацию экономики ЕС».

Газ – выгоднее

Логика понятная, но порочная, даже если оставить за скобками тот факт, что для солнечных панелей и ветряков, а также для накопителей нужны редкоземельные металлы, которые европейцам тоже придется импортировать (и еще неизвестно, какая импортная зависимость будет сильнее с точки зрения геополитического положения и энергетической безопасности). Европейцы сейчас и так платят непомерную цену за энергоресурсы, в основном из-за огромных налогов на конечного потребителя энергии и субсидирование новых ВИЭ. За счет этого ограничиваются и то самое «процветание» европейских граждан, и та самая «конкурентоспособность» европейской экономики, упомянутые в названии нового документа Еврокомиссии.

Цели 2030 г. легко достигаются за счет природного газа, весьма доступного для Европы и по цене, и с точки зрения запасов, и с точки зрения инфраструктуры. Как известно, только в сфере импорта СПГ в ЕС простаивает 75% мощностей. Постепенное замещение угля и отчасти нефти позволило бы достичь и повышения энергоэффективности, и снижения выбросов за гораздо меньшие деньги. К примеру, импорт дополнительных 100 млрд куб. м обошелся бы в 25 млрд евро в год. По теплотворности они бы позволили заместить все 170 млн т импортного каменного угля в электроэнергетике Евросоюза (около 11 млрд евро при текущих ценах) и заодно уменьшили бы первичное энергопотребление примерно на 2%, а выбросы СО2 – на 15% от уровня 1990 г. А это три четверти от общей цели ЕС по снижению эмиссии на 2030 г., на что надо тратить ежегодно 38 млрд евро, по официальной оценке.

«Предложенная стратегия не предполагает запуска новой политики, и Европейская комиссия не собирается менять цели на 2030 год, – подчеркивается в тексте документа. – Она призвана установить направление движения климатической и энергетической политики ЕС и обозначить, что ЕС считает своим долгосрочным вкладом в достижение температурных задач Парижского соглашения в соответствии с «Целями устойчивого развития ООН», которые в будущем будут влиять на политику ЕС по широкому набору направлений».

Но это стандартная практика Еврокомиссии. Сначала не особо популярная среди стран-членов, слабо реализуемая или слишком дорогостоящая идея предлагается в качестве ориентира, а затем постепенно ее положения закрепляются в обязывающих документах – директивах, регулировании и бюджетных планах.

Алексей Гривач, заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности

По материалам: http://www.energosovet.ru