Уважаемые читатели! Ничто в мире не стоит на месте и, развиваясь и совершенствуясь, все движется вперед, преследуя свою цель. Руководствуясь законами жизни, наша команда пришла к выводу, что час "Х" настал, что привело к кардинальным изменениям в "облике" электронного журнала Зеленая энергетика. Архивные материалы прошлых выпусков остаются для Вас, читатели, в свободном доступе на нашем прежнем ресурсе journal.esco.co.ua Надеемся, что новая подача журнала полюбится и приглянется Вам, друзья. Ведь мы стараемся именно для Вас. С уважением, редакционный коллектив журнала Зеленая энергетика. Read more...
   |   

Человек и климат: так кто виноват и что делать?

В СУББОТУ 22 АПРЕЛЯ в День Земли в Вашингтоне и сотнях других городов по всему миру прошла акция «Марш в защиту науки». Её организаторы, в частности, возражали против попыток отрицать, по их мнению, очевидное: техногенный характер климатических изменений. Можно спорить (и многие спорили), являются ли уличные шествия способом утверждения научной истины, но факт остаётся фактом: избрание американским президентом Дональда Трампа, известного своим скептическим отношением к проблемам климата, возродило споры о причинах глобальных природных явлений и нашей реакции на них.

Сегодня мы публикуем в сокращённом виде два интервью, отражающие различные точки зрения учёных на этот предмет. Мы также приглашаем читателей присоединиться к дискуссии.

Владимир ЛОГИНОВ, доктор географических наук, профессор, старший научный сотрудник Института природопользования Национальной академии наук Беларуси:

«ПОД ПАРНИКОВОЕ ПОТЕПЛЕНИЕ ВБРОШЕНЫ ГРОМАДНЫЕ ДЕНЬГИ, КОТОРЫЕ ЗАГЛУШАЮТ ГОЛОС РАЗУМА»

— Какие бы соглашения по климату и выбросам CO2 ни заключало международное сообщество, все они не будут работать. А лукавые учёные ради финансирования будут по-прежнему во всем винить только человека, опуская другие неумолимые факторы глобального потепления. За период инструментальных наблюдений в наших широтах среднегодовая температура возросла примерно на 1,3 градуса по Цельсию. Однако в Арктике эта величина существенно больше: где-то в два раза. Но если мы возьмём Антарктиду, то увидим другую картину. Там только в западной части имеет место потепление, тогда как в восточной и центральной его нет. Когда группа учёных вычла потепление, связанное с антропогенным фактором (деятельностью человека), оказалось, что изменения температуры в Арктике и Антарктике происходят в противофазе. Если в одном месте потепление, то в другом – похолодание. Это значит, что должна быть некая причина не антропогенного, а природного характера, которая обеспечивает эти качели. Считается, что их модулирует мировой океан. На земном шаре нет всеобщего потепления или похолодания. Качели существуют и между севером и югом, и между отдельными меридианами.

— И эти качели отслеживали задолго до всемирного помешательства на парниковых газах?

— В атмосфере чётко проявляется 60-летнее колебание температуры, которое никак не связано с парниковыми газами. Одни утверждают, что вклад этого цикла в формирование температуры составляет 0,15…0,2 градуса. И это довольно существенная величина. Другие называют цифру в 0,4 градуса. Но природа этого цикла никак не связана с антропогенными факторами. Она связана с гравитационным воздействием Юпитера и Сатурна на орбитальные параметры Земли. Именно они определяют 60-летние колебания температуры.

Некоторые учёные с этим соглашаются и отмечают, что за счёт данного цикла в скором времени глобальная температура снова начнёт снижаться. Однако если антропогенные факторы будут работать с той же или большей интенсивностью, то температура, разумеется, пойдёт вверх. Но здесь важно разобраться и не сваливать все изменения климата на деятельность человека.

 Получается, что кроме человеческой деятельности, на глобальное потепление влияют факторы, корректировать которые нам не под силу?

— Многие авторы для того, чтобы получить деньги под парниковое потепление, иногда идут на сделку с совестью, переоценивая влияние человека и недооценивая роль других факторов. Возможно, они и не главные, но далеко не второстепенные: влияние аэрозолей, солнечная активность, гравитационные силы. Не говоря уже об океане. 2015-2016 годы не стали бы самыми жаркими в истории, если бы не было мощного Эль-Ниньо: потепления на несколько градусов в Тихом океане. Рост парниковых газов стабилен, а мы часто наблюдаем резкий рост температуры, когда в течение пары лет в экваториальной части Тихого океана она увеличивается на несколько градусов. А так как теплоёмкость океана в тысячу раз больше теплоёмкости воздуха, эти несколько градусов воды сильно нагревают атмосферу, приводя к всплеску.

Эль-Ниньо закончится в этом или следующем году. И можете меня проверить: это большое потепление сдуется ровно через год, а может и раньше. Глобальная температура понизится, потому что Эль-Ниньо – это короткопериодное явление, которое повторяется через 3-5 лет. Наступит эпоха Ла-Нинья: температура в океане начнёт снижаться, и глобальная температура пойдёт вслед за ней.

Ведь почему так мало суетились климатологи в период с 1998 по 2013 год? Всё потому, что скорость роста температуры была в два с лишним раза меньше, чем раньше. Наступила пауза в потеплении. Хотя в изменении содержания парниковых газов никакой паузы не было. Был даже самый быстрый рост. Два года сильного Эль-Ниньо, и рост температуры опять подскочил. Так и получается, что человек — не единственный фактор, влияющий на величину изменения климата. Здесь показателен пример эпох, когда парниковые газы не росли или их рост был ничтожным, как в начале прошлого столетия, но температура росла с такой же скоростью, как в последние десятилетия.

Однако об этом предпочитают не говорить, в чем и проявляются элементы лукавства. Если бы говорили честно, то не было бы такого бума, алармизма, охватившего планету. Но под парниковое потепление вброшены громадные деньги. И это тот фактор, который часто заглушает голос разума. Признать вышеназванные причины – это признать ошибки в том, что было сделано ранее. А признавать ошибки никто не хочет. Такова природа человека.

— Но влияние человека на изменение климата мы тоже не отрицаем…

— Белорусский вклад в выбросы составляет 0,2% от мирового, то есть он ничтожен. Должны договориться страны-гиганты. В первую очередь США и Китай, на долю которых по грубым оценкам приходится 40% выбросов. В Китае планировали к 2030 году сжигать угля в два раза больше по сравнению с 2005-м.

Но сейчас они, возможно, одумаются, ведь в стране, по сути, экологический коллапс. Вопрос жизни и смерти. К этим двум странам стоит добавить Россию, Бразилию, Германию и Японию. От них действительно зависит судьба мира.

Ситуация вокруг Киотского протокола свидетельствует о том, что борьба с глобальным потеплением ничего не даст. К концу действия этого соглашения мировые выбросы парниковых газов не только не уменьшились на 5%, но и выросли практически в два раза по сравнению с 1990 годом. Гора родила мышь. И никаких положительных сдвигов в этом направлении в ближайшие 20 лет я не прогнозирую. В столь короткий срок мир не перейдёт на возобновляемые источники и общество потребления не уменьшит свои чрезмерные запросы.

«Мы должны бороться с потеплением климата, должны уменьшать выбросы парниковых газов» — в этом есть элемент лукавства и геополитики. Такое часто говорят те, кто не имеет углеводородных источников. Они агитируют за переход на возобновляемые источники энергии, что само по себе верно. Но стоимость этих источников выше, чем углеводородных. И развитые страны получили преимущество в своём развитии в том числе за счёт дешёвых источников энергии: угля, нефти, газа.

— Если нам не удастся остановить глобальное потепление, то есть ли шанс у Беларуси однажды получить доступ к морю?

— Глобальный потоп – это очередная чушь, которая поддерживается чудаками. Средняя скорость роста уровня мирового океана составляет 3,5 мм в год. Даже через 20 лет мы получим рост на 7 см. Только Нидерланды, Бангладеш, Мальдивы и другие островные государства могут почувствовать это повышение. Маловероятно, что скорость вырастет в два раза.

Но пускай она увеличится до 7 мм в год – через 20 лет получим всего 14 см. И когда нас пугают вторым глобальным потопом уже через десяток лет, то эти люди, вероятно, мало чего знают или просто не умеют считать. Мир надо напугать, чтобы получить финансирование. А обычные вещи никому не нужны, они не интересны обывателю.

— Возможно, в последние годы на территории Беларуси увеличилось количество экстремальных явлений?

— Здесь нельзя ответить однозначно. Количество ливневых осадков действительно растёт. Суровых зим стало меньше. Самая мягкая из 18 самых суровых зим в Беларуси характеризовалась средней температурой минус 7,5 градуса. Самая недавняя суровая зима наблюдалась в 1986-87 годах, когда средняя температура составила минус 8,3 градуса. Самая тёплая зима была в 1989-90 годах, когда температура равнялась минус 0,1 градуса. И ту зиму не превзошли даже все нынешние потепления.

Максимальное число дней с разрушительными шквалами было зарегистрировано в период с 1966 по 1970 год: 52. А во время потепления с 1996 по 2000 год – 32. Количество метелей также уменьшилось. Повторяемость одних экстремальных явлений растёт, а других – падает. И нельзя сказать, что последнее десятилетие принципиально отличается от предыдущего.

Беседовал Виталий Олехнович. Фото: Максим Тарналицкий

Полный текст доступен по адресу tech.onliner.by/2017/01/13/globalnoe-poteplenie

Штефан РАМСТОРФ (Stefan Rahmstorf), океанолог, профессор Потсдамского Института по изучению изменений климата (Германия)

«ОСНОВАННАЯ НА ФАКТАХ ДИСКУССИЯ ПОДМЕНЯЕТСЯ РАЗГОВОРАМИ О ВЫДУМАННЫХ ФАКТАХ»

— Почему, в отличие от законов физики или химии, многие сомневаются в глобальном изменении климата?

— Потому что множеству людей трудно принять факт того, что мы, человечество, меняем климат на планете. Ведь из этого следует, что мы несём ответственность за происходящее. А люди предпочитают открещиваться от такого. Добавьте к этому деятельность лоббистов из стран, экономика которых базируется на ископаемых видах топлива. Они тратят сотни миллионов долларов на кампании по внесению сумятицы в общественное мнение. Их цель – сбить с толку, дезинформировать общественность.

— То есть из факта признания глобального изменения климата следует призыв к действию?

— Если мы соглашаемся с тем, что человечество меняет климат – а в научном сообществе на эту тему уже давно царит консенсус – из этого следует, что мы можем остановить этот процесс. Причём не только можем, но и должны.

Потому что последствия изменения климата, наступающие не сразу, а через какое-то время, настолько катастрофичны, что могут нести угрозу всей цивилизации на планете.

Поэтому действовать надо упреждающе. Когда наступит катастрофа, будет поздно. Если, например, в Гренландии растает весь лёд, уровень Мирового океана поднимется на семь метров.

— То есть речь не идёт о сезонных капризах погоды?

— Нет. Хотя многие пытаются описать это именно так. Президент Путин на недавнем Арктическом форуме тоже, например, выразил сомнение в том, что глобальное потепление вызвано действиями человека. Он сказал, что, мол, в 1930-е годы в Арктике было тепло как сегодня. Это правда. Но принципиальная разница в том, что тогда речь шла о региональном потеплении, которое может быть вызвано колебаниями погоды и морских течений.

А сейчас речь идёт о глобальном потеплении, которое последние полвека отчётливо наблюдается по всему миру. И вызвано оно растущей концентрацией парниковых газов в атмосфере Земли, которое однозначно является следствием человеческой деятельности.

— Вы не боитесь, что Россия и США образуют «антинаучную ось», а просвещённая европейская общественность останется одна, как белый медведь на льдине?

— Я вижу определённую опасность в том, что из-за популистов, которые очень мало понимают в науке, может быть потеряно очень много времени. А если мы хотим остановить глобальное потепление, времени у нас очень мало…

— А это вообще реалистичная цель – остановить глобальное потепление?

— Вполне. Мы видим победное шествие по всему миру технологий возобновляемой энергетики, которое превосходит все самые смелые прогнозы. Возобновляемая энергетика стремительно дешевеет. В 2016 году 86% новых производственных мощностей, введённых в строй в ЕС, пришлось именно на возобновляемую энергетику. Однако без политической поддержки возобновляемая энергетика не сможет завоевать позиции так быстро, чтобы предотвратить худший сценарий.

— Глобальное изменение климата — очень абстрактно. Вы можете привести конкретные примеры изменения климата.

— Во-первых, это рост уровня морей, которое наблюдается по всему миру. И приводит к усилению разрушительной силы ураганов – последний пример это ураган «Сэнди», который обрушился на Нью-Йорк осенью 2012 года. А во-вторых – учащение экстремальных «волн тепла». Например, таких, как рекордная жара в России в 2010 году. Вероятность таких явлений сегодня выросла в пять раз именно из-за глобального потепления. То есть сегодня по всему миру наблюдается в пять раз больше температурных рекордов, которые затрагивают огромные массы людей. Жара 2010 года унесла жизни около 50 000 человек в России. А рекордное лето 2003 года в Западной Европе привело к гибели около 70 000 человек.

Беседовал Владимир Есипов (Deutsche Welle)

Полный текст доступен по адресу p.dw.com/p/2bfHA

Мы в соцсетях:

rss   фейсбук   твиттер   

 
 
Зеленая энергетика
3130953
Сегодня
Вчера
Этот месяц
Всего
777
10010
202059
3130953

Ваш IP: 54.161.73.123
Server Time: 2017-10-22 01:54:05