Уважаемые читатели! Ничто в мире не стоит на месте и, развиваясь и совершенствуясь, все движется вперед, преследуя свою цель. Руководствуясь законами жизни, наша команда пришла к выводу, что час "Х" настал, что привело к кардинальным изменениям в "облике" электронного журнала Зеленая энергетика. Архивные материалы прошлых выпусков остаются для Вас, читатели, в свободном доступе на нашем прежнем ресурсе journal.esco.co.ua Надеемся, что новая подача журнала полюбится и приглянется Вам, друзья. Ведь мы стараемся именно для Вас. С уважением, редакционный коллектив журнала Зеленая энергетика. Read more...
   |   

Газовая и угольная генерация: реалии и перспектива

 Газовая и угольная генерация

Особенности российского подхода связаны с наличием госрегулирования

Об авторе: Павел Николаевич Завальный – председатель комитета Государственной думы по энергетике, президент Российского газового общества.

26 мая 2015 года Институт мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО РАН) и Российское газовое общество (РГО) в рамках форума «Нефтегазовый диалог» совместно провели круглый стол «Газовая и угольная генерация России: реалии и перспективы». В его работе приняли участие более 130 представителей законодательной и исполнительной власти, генерирующих и нефтегазовых компаний, некоммерческих организаций ТЭКа, академических и отраслевых институтов.

Среди обсуждавшихся тем – приоритеты генерации в документах стратегического планирования РФ, стоимость строительства новых генерирующих мощностей на газе и угле, проблемы угольной отрасли и тепловой генерации в целом, развитие межтопливной конкуренции в отечественной электроэнергетике и уроки, которые можно вынести из опыта развития межтопливной конкуренции в Европе, а также экологические аспекты развития угольной энергогенерации. Одна из главных проблем развития ТЭКа – значительное смещение топливно-энергетического баланса России в сторону газа, необходимость его балансировки через повышение цен на газ. 

В электроэнергетический комплекс «ЕЭС России» входит около 700 электростанций мощностью свыше 5 МВт. На конец 2014 года общая установленная мощность электростанций «ЕЭС России» составила около 242 ГВт. По этому показателю Россия занимает четвертое место в мире, если не считать единый рынок ЕС. 

Основным топливом российской энергосистемы, сформированной в 70–80-х годах прошлого века, является газ. В этот же период были созданы и основные мощности. Энергосистемы большинства развитых стран, таких как США, Германия и другие, основаны на угольной генерации, некоторые, например Япония и Великобритания, имеют сбалансированную структуру генерации, в которой не доминирует ни один вид топлива. По российскому «газовому» пути пошли лишь немногие страны, такие как Италия и Новая Зеландия.  

Газ в энергобалансе нашей страны занимает 52%, его доля в тепловой генерации достигает 73% с тенденцией к росту. Доля угля в балансе – менее 20%. По данным Института энергетических исследований РАН, продолжается активное вытеснение угля газом и атомом в генерации: его доля в последние годы снизилась по стране с 27 до 24%, а в европейской части страны – с 19 до 16%. Еще более заметно – с 78 до 87% – выросла доля газа в потреблении топлива ТЭС европейской части страны при сокращении доли угля с 12 до 9%.

Благодаря своим экологическим, технологическим и, самое главное,  экономическим преимуществам газ, по сути, вытесняет уголь из топливно-энергетического баланса вообще и из генерации в частности. Едва ли не самая низкая в мире цена газа, делающая его в два раза дешевле угля, если пересчитывать по теплотворной способности, делает угольную генерацию экономически неэффективной. Практически во всех странах газ как топливо значительно дороже угля, например в Германии – в 3,8 раза.

Ценовые предложения угольных электростанций на рынке мощности неконкурентны, притом что уровень эксплуатационных затрат угольных станций выше в среднем в 1,5 раза, чем газовых. Газовая генерация имеет серьезное конкурентное преимущество не только перед существующими угольными станциями и АЭС, но и перед проектами модернизации угольной генерации. Действующие правила рынка мощности и электроэнергии формируют сигналы о неэффективности и невостребованности угольной генерации, что вынуждает генерирующие компании выводить их из эксплуатации. 

В последние 15 лет значительная часть угольных электростанций, особенно в европейской части страны, были полностью или частично переведены на использование газа по экономическим, экологическим или ресурсным ограничениям. 

Действующая Энергетическая стратегия России предполагает как минимум сохранение доли угольной генерации. Перспективные варианты развития угольной отрасли также предполагают стабильный или незначительно снижающийся вес угольной генерации, которая будет обеспечивать около 1/5 установленной мощности. Тем не менее, по данным экспертов, в рамках договоров на строительство новой мощности осуществляется преимущественный ввод газовых мощностей – их доля достигает 80%. 

При этом если запасов газа в стране хватит, по оценкам специалистов, на 60 лет, угля – на 800. То есть структура запасов не соответствует структуре потребления энергоресурсов. Налицо серьезный перекос топливно-энергетического баланса, который вместе с низкой эффективностью производства и потребления энергии может быть назван ключевой проблемой российского ТЭКа и экономики в целом, снижающей ее конкурентоспособность. Сегодня в сравнении с развитыми странами мы ежегодно пережигаем порядка 180 млрд куб. м газа. Это больше нашего годового экспорта в Европу или годовой производительности крупнейших месторождений, например Бованенковского или Заполярного. 

Существенно страдает и угольная отрасль. Топливно-энергетический дисбаланс, ценовой диспаритет искусственно снижают спрос и цену угля на внутреннем рынке, делают отрасль убыточной. Государство ежегодно тратит около 70 млрд руб. в год на ее поддержку, однако ситуация не улучшается и бюджет несет потери. Тяжелое состояние угольной отрасли влечет за собой и серьезные социальные последствия, поскольку ее предприятия, как правило, являются градо-, а иногда и регионообразующими. 

Кроме прочего, несбалансированная генерация несет потенциальные угрозы и энергетической безопасности. Простой пример: в случае экстремально низких температур вводится режим ограничения потребления газа, и газовые электростанции вынуждены переходить на резервное топливо. Для угольной станции подобные риски минимальны – топливо хранится на складах в объемах, достаточных для преодоления таких ситуаций, и его подвоз может быть организован вне зависимости от климатических условий. А экстремальные холода в регионах нашей большой страны случаются не так уж редко. Соответственно для системной надежности энергосистемы иметь тотально доминирующую газовую генерацию рискованно. 

Практически во всех последних версиях Энергетической стратегии России присутствует тезис если не о снижении, то хотя бы не об увеличении доли газа в энергобалансе. Но достичь целевых показателей, заложенных в эти документы, не удается. Наоборот, доля газа растет: 20  лет назад она составляла 42%, сегодня – 52%, о чем я упоминал выше. Экономика диктует свои правила. 

Какой выход? В ходе дискуссии озвучивались различные предложения, направленные главным образом на поддержку угольной генерации неэкономическими методами. Среди них – приоритетный отбор угольной генерации в баланс, дифференциация предельных цен мощности для газовой и угольной генерации, более жесткие условия по допуску газовой генерации на рынок и даже выделение угольной генерации в отдельный блок по примеру атомной. Однако я убежден, что подобные меры не будут эффективны, особенно в долгосрочной перспективе. 

 На мой взгляд, главный механизм выравнивания топливно-энергетического баланса страны – это планомерное развитие межтопливной конкуренции, прежде всего газа с углем. А это невозможно без повышения цен на газ, установления оптовых предельных цен на него с угольной привязкой. Расчеты ученых показывают: по мере роста цены газа к 2035 году все типы новых электростанций могут достичь  равноэффективности. 

С одной стороны, необходимость повышения цен на газ признают все – и государство, и бизнес, и экспертное сообщество. С другой – наша экономика последние 20 лет пребывает в перманентном кризисе, имеет низкие темпы развития, и в правительстве высказываются опасения, что повышение цен на газ затормозит ее еще больше. Однако, по расчетам ряда экспертов, степень влияния цен на газ на инфляцию и стоимость тепла и электричества не столь уж высока: 10% повышения цены на газ дают 2% роста стоимости тепла и электроэнергии и 0,4% роста инфляции.

Круглый стол, прошедший в ИМЭМО РАН, – начало системной совместной работы института и РГО по оценке текущей ситуации в сфере угольной и газовой генерации, их перспектив, выработке возможных методов решения проблемы перекоса топливно-энергетического баланса. Важнейшая часть этой работы – оценка того потенциального эффекта, который может дать повышение цен на газ, причем как положительного – с точки зрения повышения энергоэффективности и доходов бюджета, так и отрицательного – с точки зрения роста цен на тепло и электроэнергию и ускорения инфляции. Эта работа должна быть проведена весьма оперативно, до принятия основных стратегических отраслевых документов – Энергетической стратегии до 2035 года и Стратегии развития газовой отрасли.  

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Мы в соцсетях:

rss   фейсбук   твиттер   

 
 
Зеленая энергетика
3609650
Сегодня
Вчера
Этот месяц
Всего
8728
9988
109313
3609650

Ваш IP: 54.91.171.137
Server Time: 2017-12-11 19:19:52