Уважаемые читатели! Ничто в мире не стоит на месте и, развиваясь и совершенствуясь, все движется вперед, преследуя свою цель. Руководствуясь законами жизни, наша команда пришла к выводу, что час "Х" настал, что привело к кардинальным изменениям в "облике" электронного журнала Зеленая энергетика. Архивные материалы прошлых выпусков остаются для Вас, читатели, в свободном доступе на нашем прежнем ресурсе journal.esco.co.ua Надеемся, что новая подача журнала полюбится и приглянется Вам, друзья. Ведь мы стараемся именно для Вас. С уважением, редакционный коллектив журнала Зеленая энергетика. Read more...
   |   

Будущее российских углеводородов

Россия является одним из крупнейших  поставщиков энергоресурсов на мировой рынок. Производя порядка 1,5 млрд т нефтяного эквивалента, она экспортирует более 40% энергоресурсов, что составляет 16% мировой межрегиональной торговли энергией

Мы привыкли считать, что наши позиции в мировом нефтегазовом бизнесе устойчивы, а запасы углеводородов столь велики, что позволяют достаточно легко нивелировать риски. Однако последние геополитические события, а также тренды в мировой экономике и энергетике, на мой взгляд, должны заставить нас пристальнее взглянуть на тенденции и перспективы развития как мировой, так и российской нефтегазовой индустрии, адекватно оценить те вызовы, которые стоят перед ней, и пути их преодоления. 

Расчеты показывают, в период до 2040 года спрос на все энергоносители значительно вырастет. Доля нефти и газа в мировом потреблении первичной энергии останется практически неизменной. Развитые страны будут снижать долю нефти и угля, наращивая потребление газа и возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Развивающиеся страны Азии будут увеличивать спрос на все виды топлива, в первую очередь угля. Ближний Восток заметно повысит потребление углеводородов, особенно газа. Таким образом, прогноз мирового топливно-энергетического баланса складывается благоприятно для производителей углеводородов, в первую очередь газа. 

Российские запасы нефти и газа достаточны для того, чтобы удовлетворить практически любые объемы внутреннего и внешнего спроса на эти ресурсы в течение ближайших 30 лет. Прирост запасов углеводородов в РФ в последние годы превышает объемы добычи. По запасам нефти наша страна занимает пятое место в мире и обладает значительным потенциалом роста. По запасам газа Россия занимает первое место в мире, с существенным отрывом от всех остальных стран. Это – наше неоспоримое преимущество. 

Однако глобальная конкурентоспособность российского топливно-энергетического комплекса (ТЭК), и – шире – российской экономики в нынешнем сложном, высокотехнологичном и высококонкурентном мире не может быть обеспечена исключительно богатством наших кладовых. Обязательные условия поддержания высокой конкурентоспособности нашего ТЭК – повышение эффективности его работы на всех этапах: от воспроизводства ресурсной базы, добычи, транспортировки до переработки и продажи как на внутреннем, так и на внешних рынках, обеспечение адекватного современным вызовам соотношения цена–качество энергии и надежности функционирования. И в каждом из этих сегментов, на мой взгляд, сегодня существуют серьезные риски, требующие преодоления.       

В сфере производства и воспроизводства ресурсов на передний план выходят проблемы, связанные с ухудшением качества ресурсной базы. Крупнейшие российские углеводородные месторождения, открытые в советские времена, находятся в стадии падающей добычи. В нефтяной отрасли постоянно увеличивается доля запасов в сложных, низкопроницаемых коллекторах, а также доля высоковязкой нефти. В газовой отрасли также идет нарастание доли трудноизвлекаемых запасов. Растет  доля низконапорного и многокомпонентного газа. Мы должны отдавать себе отчет в том, что уже в ближайшее время поддержание ресурсной базы потребует от нас не только значительных расходов, но и новых технологий. С учетом внешних обстоятельств, санкционных ограничений это становится серьезным вызовом, преодоление которого необходимо для удержания лидерских позиций страны в мировом нефтегазовом бизнесе. 

Важнейшим шагом является разработка новой классификации запасов углеводородов с учетом международных стандартов, которая должна быть завершена в ближайшее время. Это позволит  преодолеть расхождение советской системы классификации с мировыми стандартами, учитывающими не только объемы геологически и технологически извлекаемых запасов, но и коммерческую рентабельность их извлечения, создаст условия для привлечения инвестиций.

Большинство углеводородных месторождений, открытых в России в течение последних трех лет, относятся к разряду средних и мелких. На мой взгляд,  это не только вызов, но и окно возможностей. Малые месторождения – это большая наука, активнейшее ее развитие. Это точки роста регионов, 60–70% которых могут быть задействованы в процессе развития малой нефте- и газодобычи. Малые месторождения позволяют загрузить предприятия смежных отраслей и способствуют  активизации деятельности небольших компаний. Освоение таких месторождений силами малого и среднего бизнеса – это принятая во всем мире практика, дающая хорошие результаты. И это, без сомнения, один из способов повысить конкурентоспособность российского ТЭК. 

Что касается показателей работы нефтегазового комплекса, кризис, связанный с падением нефтяных цен, не мог не сказаться на них. Хотя, как это ни парадоксально, отечественная нефтянка продемонстрировала лучшие производственные результаты за весь постсоветский период и даже вышла на первое место в мире. Существенно выросли объемы разведочного бурения, объемы и глубина переработки нефти. При этом темпы роста добычи снижаются. По-прежнему не радуют достигнутые уровни коэффициент извлечения нефти (КИН). Еще до того, как разразился кризис, снизились объемы эксплуатационного бурения.  

Объем добычи газа в России в 2014 году снизился на 4,2% по сравнению с 2013 годом. Основная причина – временные колебания спроса, обусловленные практически прекращением экономического роста как в Европе, являющейся основным рынком экспорта российского газа, так и в самой России. При этом добычные возможности нашей газовой отрасли, особенно «Газпрома», намного превышают спрос. 

Обеспечение конкурентных уровней добычи нефти и газа связано как с поддержанием добычи углеводородов на истощенных месторождениях в старых добычных регионах, так и с освоением трудноизвлекаемых запасов, месторождений в труднодоступных районах и на континентальном шельфе страны. И здесь мы сталкиваемся с новым и чрезвычайно серьезным риском – высокой зависимостью от импортных технологий и иностранных инвестиций. Санкции, ограничивающие доступ к кредитным ресурсам, инвестициям и технологиям, способны нанести серьезный урон устойчивому развитию и глобальной конкурентоспособности не только ТЭК, но и всей экономики. Полагаю, это и является реальной целью наших «партнеров», организовавших санкционную эпопею. Украина же стала просто поводом. Но речь не об этом, а о преодолении данного риска. 

Далее удержание лидерских позиций на мировом газовом рынке сегодня уже невозможно без должного уровня развития нефтегазохимиии и нефтегазопереработки. Эффективность работы отрасли определяется во многом ее способностью не просто извлекать и транспортировать на рынки ресурсы, но и производить высокотехнологичные продукты с высокой добавленной стоимостью. Мы много лет говорим о необходимости опережающего развития нефтегазопереработки и нефтегазохимии, но большой динамики показателей, в общем-то, нет. Важно осознать, что, если мы не перейдем от слов к делу уже сегодня, то рискуем проиграть в конкуренции не только развитым ресурсодобывающим державам, но и нашим бывшим партнерам по СССР.  На первом месте здесь стоит скорейшее импортозамещение, которое должно пониматься шире, чем просто замена одних технологий и оборудования другими.  Нужно создание отечественных и адаптирование зарубежных технологий по всей цепочке – от добычи до переработки нефти и газа, развитие отечественного нефтесервиса, экономическое и научно-техническое сотрудничество с государствами, не поддержавшими санкции, ускорение интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза.

Обратимся к теме рынков. Сегодня внутренний рынок нефти, и особенно газа, и внешние рынки функционируют по абсолютно разным, никак не коррелирующим моделям. До недавнего времени это было преимуществом для отечественного нефтегазового комплекса, так как позволяло, например, за счет дорогого экспорта субсидировать не слишком рентабельные продажи и низкие цены на внутреннем рынке. Сегодня разбалансированность внутреннего и внешнего рынков становится риском. 

Российский рынок газа находится в весьма сложном состоянии. С одной стороны, развивается конкуренция, по большому счету «Газпром» и независимые производители сегодня достигли паритета на внутреннем рынке. Однако полноценного развития рынка не происходит, он пребывает в стагнации. Внутренние цены на газ не отражают издержки его производства и транспортировки, соответственно не позволяют компаниям их покрывать и работать эффективно. С учетом сложной ситуации на внешних рынках это серьезнейший риск, который может негативно сказаться на будущем отрасли.

Для обеспечения ее устойчивого развития необходимо как можно скорее и четче определить принципы формирования конкурентных цен газа на внутреннем рынке и сроки перехода к ним. Цена на газ должна отражать конкурентные преимущества газа, обеспечивать приемлемую норму доходности для производителей, стимулировать газосбережение и при этом быть посильной для промышленных потребителей и населения. 

Решение вопроса о ценообразовании должно стать одним из основных блоков концепции развития внутреннего рынка газа, которая, согласно поручению президента, должна появиться уже в краткосрочной перспективе. Компании ждут ее, потому что неопределенность губительна.  

Что касается позиции российского ТЭК на внешних рынках, именно это является определяющим с точки зрения наполнения российского бюджета. Как известно, экспорт углеводородов составляет около 70% экспортных доходов страны. По документам стратегического планирования, до 2030 года экспорт энергоносителей будет оставаться важнейшим фактором развития российского хозяйства.

При этом нельзя не заметить, что ситуация на внешних рынках сегодня складывается очень непросто для России. Прежде всего это касается Европы. Да, есть объективные факторы, снижающие спрос на газ, в том числе и российский: вялый экономический рост, активное энергосбережение, замещение газовой генерации угольной, субсидирование альтернативных видов топлива. Эти факторы будут действовать как минимум до 2020 года. Но затем, по оценке экспертов, произойдет увеличение спроса на газ в Европе на фоне интенсивного падения собственной добычи и роста потребления. И в этой ситуации с точки зрения здравого смысла спрос на российский трубный газ, более конкурентоспособный и по объемам, и по ценовым условиям, чем предложения значительной части других поставщиков газа в Европу, должен вырасти.

 Однако сегодня на европейском энергетическом рынке все чаще правила диктует не экономика, а бюрократический, политический фактор. А еврочиновники категорически настроены на снижение зависимости ЕС от российского газа даже ценой снижения безопасности энергообеспечения Евросоюза. Санкции, нападки Еврокомиссии на «Газпром», препятствия, чинимые нашим газотранспортным проектам через реализацию Третьего энергопакета ЕС, создание Европейского энергетического союза – все это направлено на вытеснение российского газа с рынка, на котором он доминировал в течение 40 лет. Это серьезный риск, и, к сожалению, нивелировать его мы скорее всего не сможем, пока не изменится политическая парадигма. Или, как гласит русская поговорка, жизнь возьмет свое (читай: здравый смысл возобладает). Похоже, отчасти это происходит. Свидетельство тому – меморандум о строительстве двух новых ниток газопровода «Северный поток-2» из России в Германию по дну Балтийского моря, подписанный в июле на форуме в Санкт-Петербурге.

Безусловно, очевидный выход – диверсификация экспортных потоков, активный выход на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) и БРИКС. При этом нужно понимать, что на рынке АТР нас ждет жесткая конкуренция и с другими производителями и поставщиками, и с новыми технологиями добычи. Не стоит рассчитывать на то, что снижение цен на углеводороды радикально задержит их развитие и снизит конкуренцию. Это один риск. Другой риск кроется в необходимости форсированного развертывания сбытовой и транспортной инфраструктуры на новых направлениях в условиях высокой ценовой неопределенности и ограниченного доступа к инвестициям.    

Ответы на основные вопросы, связанные с развитием преимуществ и преодолением рисков, с которыми сталкивается российский ТЭК, должны содержаться в документах стратегического планирования. Я имею в виду прежде всего Энергетическую стратегию России до 2035 года. Отрасль ждет ее появления и активно участвует в обсуждении. Целеполагание, определение стратегических ориентиров является  ключевым для развития нефтегазового комплекса. От качества этой работы, глубины анализа, правильной расстановки приоритетов  зависит развитие, по сути, всей экономики страны, укрепление ее позиции в глобальном разделении труда.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Мы в соцсетях:

rss   фейсбук   твиттер   

 
 
Зеленая энергетика
3609586
Сегодня
Вчера
Этот месяц
Всего
8664
9988
109249
3609586

Ваш IP: 54.91.171.137
Server Time: 2017-12-11 19:14:45